«Том Сойер Фест – Саратов»: околозаборная дискуссия

Александр Ермишин«Том Сойер Фест» – движение по реставрации исторической среды города силами самих горожан: волонтёров, консультантов, меценатов и спонсоров. Идея фестиваля благая и уникальная, ведь речь идёт о восстановлении типовой исторической застройки, как правило, никак не защищённой архитектурным законодательством.

В прошлом году в Саратове в рамках фестиваля за два с половиной месяца был возвращён прежний облик фасаду двухэтажного дома на улице Северной, 5. Объектом текущего проекта с 17 июня стал дом на Мичурина, 53, очень типичный для нашего города, с частично сохранившимися элементами деревянного зодчества и одной уцелевшей ставней. Участники феста встречаются у дома каждый день. Они зачищают доски от многих слоёв старой краски, зарисовывают наличники, чтобы вырезать недостающие детали, освобождают стены от старого, уродливого утеплителя, грунтуют и красят, а также общаются и спорят, собственно, о происходящем. Материалы дискуссии собраны во время малярных работ на фасаде дома.

Участники дискуссии:

АЛЕКСАНДР ЕРМИШИН, учредитель общественного движения «Жить здесь!», координатор проекта «Том Сойер Фест» в Саратове,

ОЛЬГА НЕЗНАЕВА, филолог, аспирант института филологии и журналистики СГУ,

АНТОН КОНОВАЛОВ, мастер кровельных работ,

НИКОЛАЙ ЗАЙЧЕНКО, переводчик с английского.

– Помните, у Марка Твена: «Он оглядел забор, и всякая радость отлетела от него, а дух погрузился в глубочайшую тоску». Эти слова как будто о наших множащихся заборах из металлопрофиля. Верх над эстетикой берёт принцип удешевления материала и упрощения конструкции.

НИКОЛАЙ ЗАЙЧЕНКО:

Мне кажется, это результат слома общественного устройства в 1917 году. Политика уплотнения, ликвидации дворянства и прочее.

В особняки заселили рабоче-крестьянское сословие, которое не имело тех средств, образования и эстетических воззрений, что строители, владельцы и гости особняков. Та линия была прервана и сегодня не восстановлена (да и может ли?). В результате, новые богатые, не имея образования и культуры дворянства XIX века, строят безвкусные коттеджи, не имеющие ничего общего с архитектурой. У них нет резона ни поддерживать линию предков (особняки строили не их предки), ни жить в них (зачем, когда можно построить дешевый, но «богатый» вариант?) Бедные же люди доживают свой век в старинных особняках, разделённых на десятки квартир, и не имеют никакой возможности их поддерживать, к тому же, не понимают, как к ним всё это относится (и правда, как?). А если нет чувства сопричастности, почему мы должны ждать от них активной поддержки? Всё, что они делают (мы называем это «портить культурное наследие») – это попытка дожить свой век в чуть лучших условиях, нежели те, в которых их оставила история нашей страны.

– Может быть, зло коренится в засилье частных интересов, частной инициативы? Саратов времён дворянских усадеб и екатерининских указов о переселении немцев и Саратов нынешний, приватизированный, хаотично застраиваемый.

АЛЕКСАНДР ЕРМИШИН:

«Том Сойер Фест» – это тоже частная инициатива, которая хочет стать общественным трендом. Мне кажется, что корень проблемы лежит в том, что нами управляют люди, которые принимают решения, не исходя из того, что они здесь собираются жить и хотели бы, чтобы здесь жили их дети. А рассматривают город, как площадку для зарабатывания, либо экономии денег личного бюджета.

Александр Ермишин– Атмосфера на «Том Сойер Фесте» в Саратове совсем не фестивальная, а рабочая. Фактически это восемь-десять человек бессменного состава волонтёрской группы на возводимых и разбираемых каждый день небольших лесах. В отчётах ТСФестов из Самары, Казани, Москвы – лекции, концерты, арт-объекты разрабатываются в дополнение к реставрационным работам, открываются фотозоны…

АЛЕКСАНДР ЕРМИШИН:

В прошлом году с подобными активностями было получше и у нас, если вы за нами следили. В этом году, действительно, мы, в основном, работаем. Это не совсем правильно, и я буду только рад, если кто-то возьмёт на себя ответственность за «движуху»!

АНТОН КОНОВАЛОВ:

Нам не хватает активных и управленчески грамотных участников. Всё едет на Сашке (А. Ермишин – Авт.). А он не может быть и координатором, и консультантом, и рабочей силой в одном лице.

ОЛЬГА НЕЗНАЕВА:

Если рассматривать фестиваль как место и время, где все заняты одним делом, то у нас хорошо получается. Работаем каждый вечер, потому что хочется увидеть результат, а только так это возможно.

НИКОЛАЙ ЗАЙЧЕНКО:

Оля, смотря что считать результатом. Мы собираемся не для того, чтобы ремонтировать дома. Наша задача – собрать на фестивале как можно более разных людей под предлогом восстановления старинного дома. Нам это пока не удалось. Реставраторы дома, волонтёры – лишь часть фестиваля, секундная стрелка часов. Они не будут играть роли без других подсистем – фотографов, которые пришли в этом году только один раз; журналистов, которые, надеюсь, внесут свою лепту; архитекторов, которые помогли подобрать цвет краски для дома; историков, которые рассказали историю дома; бизнеса, который занялся приобретением инструментов и материалов; депутатов, которые помогали с финансированием и преодолением административных препонов; блогеров, которые должны воспринять фестиваль, как информационный повод. Чтобы каждый присоединялся в силу своего умения, это не трудно! Цель благородна и отсеивает тех, кто не разделяет наших эстетических ценностей. Это и есть настоящая жизнь в городе, Город в его лучшем воплощении.

АЛЕКСАНДР ЕРМИШИН:

Согласен, главная цель – не ремонт. Главная цель – вовлечение горожан в городскую жизнь на каком-то конкретном, простом деле. Чтобы мы почувствовали силу и вкус к тому, чтобы менять свою жизнь и среду обитания.

НИКОЛАЙ ЗАЙЧЕНКО:

Именно! Город – это не ряд людей 1+1+1+1, а система с подсистемами, где 2+2 даёт больше 4. «Том Сойер Фест» должен стать в Саратове частью большого сообщества, которое называется Город. Важность ТСФ, как и других сообществ, в рефлексии, осознании себя. Чтобы журналист пришёл к нам и сказал: «Да я сейчас такое напишу!». И так с каждым. Чтобы пришёл и понял, что конкретно он может дать фестивалю! Тогда каждый из нас будет счастлив.

Александр Ермишин– Для этого нужно происходящее сделать очевидным для горожан. В Самаре Фестиваль вырос на подготовленной почве, команда идеологов уже была известна в городе, и город воспринял инициативу с любопытством, позитивно, как-то празднично. У нас почва для подобных инициатив сыровата. Результаты прошлогодней работы «Стрелки» были оценены неоднозначно…

АНТОН КОНОВАЛОВ:

Идеологи нашего движения из Самары готовят почву в виде Школы «Том Сойер Феста». Мы были на Школе и на слёте участников в Казани тоже были. В Саратове фестивалю нужно поэтапное освещение. Начать, например, с распространения флаеров в приличных кафе или других местах, где присутствует потенциально лояльная публика. Этого не хватает. Отсюда и непонимание абсолютное нашей мотивации простыми прохожими: «Зачем вам это надо?», «Кто вам платит?». Когда объяснишь каждому, начинают одобрять.

– Как реагируют на происходящее обитатели реставрируемого дома?

АЛЕКСАНДР ЕРМИШИН:

Обитатели дома – люди в возрасте. Реакция – удивление и благосклонность. Это хорошо. Плохо, что пока нет реакции у администрации, кроме того, что она дала разрешение на работы, а ведь по статусу это муниципальное жильё.

АНТОН КОНОВАЛОВ:

Иногда жильцы просят сделать работы, незапланированные изначально.

НИКОЛАЙ ЗАЙЧЕНКО:

Для меня удивительно, что хозяева дома помнят нас по именам и фамилиям. Всегда предлагают немного больше, чем я прошу: умыться, вытереться их полотенцем, свою чашку для чая, с интересом слушают мои истории и рассказывают свои. Любят посмеяться и посидеть рядом, когда мы собираемся на чаепитие по окончании работ. А вот люди из окружающих домов реагируют неоднозначно. Один сосед выходил нам помогать и многое сделал для дома. Другие с интересом, но молча наблюдают. Третьи вдохновились на ремонт у себя. А ещё один вышел и прямо сказал: «Нам это не нужно. Чем хуже – тем лучше: нас выселят, и мы станем жить лучше». Но это неправильная позиция, один из критериев выбора дома – выяснить, планируется ли его снос.

– Исходя их двукратного опыта ТСФ в Саратове, к следующему сезону уже сейчас можно распределить роли, какие люди, какие ресурсы, в каком количестве необходимы фестивалю для работ на одном, на двух домах. И этот бизнес-план публиковать, тиражировать.

АЛЕКСАНДР ЕРМИШИН:

К следующему сезону нужно подходить иначе, активнее. В идеальном воплощении наше движение – это десятки площадок одновременно. Десятки лидеров, команд. Партнёры в очередь, администрация, горожане вместе на лесах, грязные, но довольные и счастливые. Надо, чтобы все почувствовали силу и желание make Saratov great again.

ОЛЬГА НЕЗНАЕВА:

Важно показать, что на фесте можно не только посильно помочь, но и научиться чему-нибудь новому, нас консультируют компетентные люди, профессионалы.

НИКОЛАЙ ЗАЙЧЕНКО:

Мы сейчас сформулировали задачу на текущий «Том Сойер Фест»: нужно скорректировать работу, учитывая проблемы фестиваля, и поставить новые цели. Сейчас никто до конца не понимает, что и зачем мы делаем. Александр хочет этой осенью провести онлайн-фест, где дом реставрируют за два дня в три смены. Это краткосрочная акция, когда можно мобилизовать все силы на недолгое время. Может быть в этом – шанс.

АЛЕКСАНДР ЕРМИШИН:

Фестивалю необходимы люди! Нет, поправка, – горожане! С самыми разными компетенциями, либо вовсе без них. Компетенции получим в процессе. Фест в разгаре, желающих ждём каждый день в 6 часов вечера на Мичурина, 53!

(с) Интервью на портале SaratovNews