«Имена» — Судьба простого человека. Выпуск 9. Александр Ермишин

Александр ЕрмишинИстория пишется каждым из нас. И каждый вкладывает частичку своей души в пространство и время. А посему мне хочется рассказать вам об этих людях, чтобы их знали и помнили. Не обязательно быть именитым краеведом, фотографом, историком или политиком, чтобы стать интересным. «Имена» – это истории о судьбах и мыслях простых людей.

… Мне кажется Александр был удивлен, когда я предложил ему ответить на мои вопросы, а потому попытался отшутиться фразой: «Я же либерал. И не скрываю этого», на что получил честный ответ, что любой либерал такой же человек, как и все остальные. Более того, клеймо «либерала» не уменьшает достоинств того или иного человека. Александр предложил встретиться в региональном отделении партии «Яблоко» на улице Пугачева. Он даже предположил, что встреча на этой территории может вызвать у меня аллергию. Просчитался и на этот раз. Я знаю Александра Ермишина уже довольно давно, хотя лично познакомился с ним около трех лет назад. Лучше узнал его после акции #съелиели и#томсойерфестсаратов. На мой взгляд, это глубокая, интересная личность, всей душой преданная Саратову. А значит… еще один герой моей рубрики «Имена».

Александр Ермишин — Член РОДП «Яблоко» с 2007 года, с 2014г. руководитель местного отделения партии «Яблоко» в г. Саратове. С 2014г.  один из учредителей и руководитель Саратовского регионального общественного движения содействия развитию гражданского общества «Жить здесь!». Движение регулярно участвует и содержательно оппонирует власти в различных мероприятиях как то: общественные слушания по проблематике развития города, общероссийские мероприятия (Форум живых городов), мероприятия по благоустройству территории города, мероприятия культурного и краеведческого характера. Эксперты движения участвуют в разработке Стратегии развития Саратова до 2030г. 

Итак, встретились мы с ним в штабе партии «Яблоко» и за кофе просидели около полутора часов…

– Александр, расскажите о своих детских, юношеских мечтах и планах. Что сбылось, что – нет?

– Я из семьи военных, у меня отец офицер. А потому сам мечтал стать офицером. Там, где я жил, неподалеку располагался студгородок, а рядом – военное училище. У нас в классе было много ребят, чьи родители служили в этом училище, поэтому все относились с уважением к воинской службе. Но так получилось, что в военкомате меня по состоянию здоровья не взяли. Это им не препятствовало взять меня потом в армию, но в офицеры не взяли. И пошел я в университет на физфак. Конечно, я ничуть об этом не жалею, но можно сказать, что самая первая детская мечта не сбылась.

– Думали ли Вы когда-нибудь, что будете заниматься тем, чем сейчас?

– А чем я сейчас занимаюсь?

– «Жить здесь!», «Яблоко»…

– До последних 4-5 лет я просто зарабатывал деньги. У меня был свой бизнес. А потом это дело мне немного наскучило, мягко говоря. Я не страдаю страстью «больше денег, еще больше, еще…». Я достиг определенного уровня благосостояния, обеспечив свою семью. Меня не интересует многократно увеличение капитала, иначе бы я сейчас не сидел тут с Вами, а продавал что-то. Была одна история в моей жизни, которую все знают. В 2012 году я попытался принять участие в выборах в Областную Думу. Не готовился, просто пришел и сказал: «Давайте я попробую». Хотелось просто примерить на себя этот «пиджачок». Поездил я тогда по области, поговорил с людьми и понял, что мне это нравится. Позднее меня избрали в руководящие органы «Яблока»… Есть у нас «Центр прикладной урбанистики», где руководит Святослав Мурунов. Это некая альтернатива «Стрелке», с опорой на городские сообщества. Мы познакомились, ездили вместе с ними на форум «Живые города», слушали, что говорят… Потом уже придумалось и «Жить здесь!». Кстати, мы партийными флагами не машем. Я сам этого не делаю и других удерживаю.

Александр Ермишин– А как и когда появилась общественная организация «Жить здесь!»?

– 3 года назад в сентябре она появилась. Просто как-то подумалось, что настало время для подобной вещи. Есть большой пласт не самых глупых людей в городе, которые удалены от разработки и принятия решений в городе. Многих из них просто выкидывают из общественной жизни. Им сказали: «Мы как-нибудь без вас». Это во многом причина того, как мы сейчас живем.

– Это как красные и белые в гражданской войне. Разве нельзя мирно сосуществовать?

– Именно! У нас ведь как: только «черное» и «белое», а ничего другого, вроде как, и нет. Причем, где-то я прочитал, что если, например, европеец с кем-то согласен на 30%, то они уже друзья. А русские, даже если на 95% согласны, а на 5% – нет, то они это уже враги или «предатели».

– Но это же неправильно. Я считаю, что нужно уважать людей с разными мнениями и политическими взглядами.

– Абсолютно согласен. Вот и пытаюсь транслировать все происходящее в «Жить здесь!».

– Главное – не портить жизнь друг другу, обществу и, городу. 

– Да, можно и так сказать. Мне кажется, у нашего движения решать какие-то проблемы. Возможно, не так быстро, как хотелось бы, но все-таки получается.

– Вас уважают в «Жить здесь!», и не просто ставят лайки или комментируют. Как только возникает какая-то проблема, Вы ее озвучиваете, и сразу собирается народ. Приходят, решают… Это дорогого стоит. 

– Ну, я не злоупотребляю этим.

– Вспомните хотя бы #томсойерфестсаратов. Вы просто написали, и люди пришли. Напиши кто-то другой, нет никакой гарантии, что кто-то бы решил собраться…

– И со мной нет никакой гарантии. Дело не во мне, а в том, что у людей есть реальная потребность и готовность преобразовывать наш город, а мы «попали» в нее своим предложением. Начинать всегда сложно. Обычно первый блин комом получается.

– Ну, блин у Вас хорошим получился…

– …Хотя все могло бы быть гораздо лучше и эффективнее. Как известно, «существует три ключевые компетенции, которыми необходимо обладать городскому активисту: идеолог, организатор и коммуникатор», и проблемы городских активистов в том, что все они «пытаются все это совместить в одном человеке и, соответственно, разрываются». Но для эффективной работы нужно, чтобы компетенции были распределены. Наверное, я отчасти идеолог.

– Думаю, в Вас есть не только идеолог, но и коммуникатор.

– Я могу сказать только, что я отвратительный организатор. А вот коммуникатор и идеолог… пожалуй, соглашусь. У меня в голове бардак, и чтобы все разложить по полочкам… это я вообще не могу. Мне, если честно, проще все сделать самому. Но, наступив на горло собственной песне, я могу что-то организовать… Слава Богу, наш #томсойерфестсаратов состоялся, но лучше было бы, если организатором был кто-то другой. Это могло бы быть компактнее по времени. Хорошо, что есть ребята (человек десять), которые являются неким костяком. Они уже и будки какие-то собачьи делают с эмблемой #томсойерфеста… Я уж не знаю, как их остановить… Шучу, конечно. Это хорошо. Боюсь, что не смогу на будущий год уделить столько времени фестивалю, как в 2017-м. Представьте себе 2,5 месяца каждый вечер приходить на Северную, 5 и ремонтировать старый жилой дом. Хорошо, что теперь у нас целая команда, и несколько человек могут выступать в роли организаторов.

Александр Ермишин

– Как семья реагирует?

– Семья у меня понимающая, но все равно такая деятельность в ущерб семье идет, конечно. Не знаю пока, что будет на следующий год. У нас нет задачи своими руками отремонтировать весь город!

– Это просто не реально.

– Задачи такой нет и не надо. Мы показали всем, что возможно, а задача – запустить процесс в городе, возможно, в нескольких местах силами нескольких команд, чтобы горожане и молодежь по-новому взглянули и на город и то, какую роль в нем могут сыграть лично они.

– Я слышал такое мнение, что человек вкладывает силы в то, что ему выгодно. А какая выгода была у Вас, когда взялись восстанавливать чужой жилой дом?

– Выгода одна – вовлечь людей в общественно-полезную деятельность. Не могу сказать, что они нас игнорировали. Нет! Нас кормили пирогами, заваривали чай, частично финансировали покупку материалов, а под конец фестиваля некоторые стали реально вместе с нами работать. Но там была молодежь, которая, мягко говоря, прохладно относилась к нашей работе, просто «принимала блага». Но мы пытались вовлечь людей в проект, прежде всего, своим собственным примером. А просто взять и причинить добро и нанести непоправимую пользу, как это сейчас «Стрелка» делает – неправильно.

– Изначально в КБ «Стрелка» говорили, что все будет делаться по желанию людей. Значит, кто-то этого все же захотел?

– Это очень сложный вопрос. Меня спрашивали, и я принимал участие в анкетировании… Понимаете, задача проектировщика состоит не в том, чтобы учесть все предложения. Мало ли кто что предложит! Этим должны заниматься социальные проектировщики, а я этими компетенциями не обладаю. В городе три субъекта: власть, бизнес и горожане – которые обладают своими интересами. В чем интерес власти? Она хочет, чтобы было все хорошо, спокойно, чтобы были высокие рейтинги. У бизнеса тоже свои интересы: зарабатывание денег. Для того бизнес и нужен. А вот интересы горожан внятно не сформулированы. У власти есть свои структуры, у бизнеса – тоже, а горожане разрознены. Нет структуры, которая могла бы интересы горожан представлять за столом переговоров. Неправильно было бы объединиться с бизнесом и сломать власть о коленку. Нельзя объединиться власти и горожанам, чтобы «сломать» бизнес, потому что бизнес – это очень мощный ресурс развития. Власть с бизнесом объединиться могут, как правило, это и происходит. Они пытаются горожан сломать о коленку на публичных слушаниях, на выборах и т. д. А мы работаем над тем, чтобы к горожанам прислушивались, чтобы горожане почувствовали свою силу, поняли, что от них тоже многое в городе зависит. Мы вместе стоим в одних и тех же пробках, сидим без воды и т. д. А значит, по крайней мере часть городских проблем – это наши общие проблемы. Это раз. Второе – на все нужны ресурсы. А их, безусловно, не хватает. Возьмем «Том СойерФест». Власть нам вообще никак не помогала, но и не мешала.

– Уже хорошо.

– Да, спасибо и за это.Зато именно здесь горожане и бизнес смогли найти точки соприкосновения, никто в результате друг на друга не обиделся. Это пример взаимодействия. К нам на площадку Северной, 5 приходили люди, и я никого не спрашивал об их политических предпочтениях. Просто когда люди делают одно общее дело, никто в этот момент не обращает внимания на то, откуда ты и чем занимаешься.

– Это нормально.

– Конечно, это нормально. Но это и не теория малых дел: «Начни с себя…», вот это вот все… Нет, это то, с чего мы начинаем. А потом уже задумываемся о том, почему все устроено так, как сейчас устроено, кто принимает решения о том, как будет развиваться город, как они туда попали. И вот так у людей появляется интерес заниматься политикой. Глубокая, дальняя цель «Жить здесь!» – это инкубатор для муниципальной власти. Люди начинают заниматься реальными делами, им нравится, они нарабатывают опыт, приобретают компетенции, и тогда понимают, что могут работать в муниципальной власти.

Александр Ермишин

– А почему именно «Яблоко»?

– Ой, это было так давно… И Григорий Алексеевич молодой еще был… Я прочитал его «500 дней», и мне понравилось, попросту совпало с моими мыслями. Я вступил впартию на следующий день после того, как она не прошла в Думу. Пришел и говорю: «Берите меня». Помню, Дмитрий Викторович был, Маша была… Они мне: «Что хотели?» Я говорю: «В партию пришел вступать». А они только вчера проиграли. Это было в 2007-м кажется. Вообще, мне совершенно не обязательно быть в большинстве, я очень комфортно чувствую себя в меньшинстве. Маленький пример: за свои 48 лет не выпил ни капли спиртного. Как вы думаете, я часто был в компаниях «в меньшинстве»? Я в саратовском «Яблоко» потому, что разделяю декларируемые партией ценности, ее программу и с уважением отношусь к своим однопартийцам. И я считаю, нет смысла пытаться этих людей всячески отстранятьот процессов выработки и принятия решений в нашем городе. Но я уверен, что это временно. А потому –«Яблоко».

– Есть мнение, что если человек что-либо делает для города, было бы хорошо, если бы он вступил в движение «Любимый город». И не важно, к какой партии при этом человек относится. Как бы Вы это прокомментировали?

– Я считаю, что «Любимый город» – это некий искусственный проект, который, правда, предоставляет услуги социального лифта в городе, благодаря своей аффилированности действующей власти. Для человека, который мечтает сделать карьеру, этот лифт очень выгоден. У меня другие критерии в жизни и другие представления о том, как нужно добиваться своих целей. Кстати, я вот еще бы померился, кто более влиятелен в нашем городе: «Любимый город» или «Жить здесь!».
Кстати, по каким-то городским вопросам или проектам я могу в чем-то согласиться и с «Любимым городом». Почему нет? Я стараюсь концентрироваться на содержательной стороне вопроса, а не на личностях или лейблах. Мы можем спорить и расходиться в оценках и внутри «Яблока», а уж в «Жить здесь!» – сам Бог велел. Мы же не клоны, все люди разные, строем не ходим. Можем не соглашаться в одном, и соглашаться в другом. «Жить здесь!» – не вождистская история совершенно. Ермишин не станет строить вертикаль, чтобы потом по ней подняться, наступая на головы.
Как устроена жизнь, все прекрасно понимают, и как работают «социальные лифты», и как проходят выборы… Просто кого-то это устраивает, и кто-то в этом реализуется, а кого-то это не устраивает, но он уходит во внутреннюю эмиграцию и не забивает голову, а просто зарабатывает деньги, чтобы, возможно, уехать из страны. А другие считают, что это неправильно и прилагают некие усилия, чтобы эту ситуацию изменить.

– А теперь, Александр, давайте поговорим про инспекцию сквера Борцам революции 1905 года. Как, по-вашему, все прошло, что ожидается, и почему именно там пересчитывали деревья и кусты, нанося их на карту Google?

– Потому что во всеуслышание было заявлено «Стрелкой», когда представлялся проект пешеходного кольца, что будет изменен сквер на Второй Садовой, который соединит Рахова с новой набережной. А тот проект, который обсуждался и на Общественных слушаниях, и пирамиды эти по городу везде стояли, предусматривает прокладку велодорожки. Как только произошла история с вырубкой деревьев на ул. Рахова, появилась реальная угроза и опасения людей того, что при проектировании этой велодорожки пострадают многолетние зеленые насаждения в сквере. Точнее, не во всем, а в той его части, что приближена к проезжей части. В итоге, как я полагаю, мы должны прийти к некоему общему знаменателю по поводу будущего сквера.
По ул. Рахова «Стрелка» этого не сделала. По-хорошему, проект должен был принести благо горожанам, а он нас разобщил. Одни ценности оказались заменены другими, и не все с этим согласились. Поэтому мы и решили: давайте для начала зафиксируем деревья и кусты вдоль дороги.

– Я помню, шел тогда дождь…

– Да, дождь разок нам помешал – мы это дело перенесли. Ну а во второй раз все получилось. Мы вели подсчет, а потом я был вынужден уйти в «яблочное» бюро. Я говорю ребятам: доделайте все без меня, нужно уйти. Вопросов нет. Они все без меня сделали, даже нанесли все на карту Google. Слава Тебе, Господи! Великое дело – вовлечение. Именно это людям и нужно. Это вам не раздача указаний «ты сделай это». Кто я такой, чтобы давать кому-то указания? Мы все равноправные люди. И потом, если все делается из-под палки, непременно будут проблемы: кто-то чего-то не сделает, нужно проверять…
Все это делалось также и для того, чтобы зафиксировать физическое состояние деревьев и сравнить с той рабочей документацией, которая по этому скверу еще только будет сделана. Сейчас есть только дизайн проекта. Рабочей документацией занимается наш «Саратовгражданпроект». Есть другая идея, как выйти из данной ситуации. У меня есть большие сомнения в том, что велосипедисты, как люди вменяемые, хотят вырубать деревья ради своей велодорожки.

– Вряд ли…

– Конечно нет! Со сколькими я общался, все говорили, что им это не надо. Люди хотят, чтобы зелень была. А потому, если мы выясним, что в рабочей документации много ошибок, вступимся и потребуем принятия правильно решения.Проектированием, разумеется, должны заниматься профессионалы, но поставить задачу сделать велодорожку таким образом, чтобы не пострадали деревья, могут и должны горожане. Мы же не чумные друиды-экологи, да и велосипедисты все люди вменяемые и не хотят уродовать природу. Давайте вырулим на нормальный конструктив. Думаю, мы сможем это сделать, тем более, у нас зима впереди. Расслабляться не надо, но время пока есть. Пока только «Саратовгражданпроект» на контакт не идет – вот это плохо.

– Может они считают себя небожителями?

– Может быть, я понятия не имею! Вышло ведь как? Мне дали номер телефона одного из руководителей «Саратовгражданпроекта». Я позвонил. Мне ответили, что сейчас нет времени, и перенесли разговор на следующую неделю. Затем еще на одну. А потом вообще перестали брать трубку. Это о чем-то да говорит. Но мы люди пробивные, нарастили кое-какой вес, от нас уже так просто не отделаешься. Перед нами закрыли дверь – мы через окно зайдем. Но это не для того, чтобы сломать кого-то, а просто ради взаимного добра, ведь в итоге должно родиться нечто новое…

– Пока что не рождается…

– Очень большой негативный опыт за условные последние двадцать лет убедил нас с вами, горожан, что от нас ничего не зависит. Вот как «наверху» решат, так и будет. Ходи на выборы или не ходи –будет так, а не иначе. Такой опыт есть у всех, а потому многие считают, что бесполезно что-то делать. Но мы потихонечку право на свой город отвоевываем и намерены его отвоевать полностью. Просто потому, что иначе нельзя. На первом форуме «Живых городов» в Ижевске мы сформулировали некий тезис, смысл которого в том, что «любая власть, выбираемая демократическим путем, объективно мыслит горизонтами в рамках своего электорального цикла с тем, чтобы потом переизбраться». То есть это где-то 4-5 лет – тот самый горизонт, в котором власть начинает затевать проекты, которые принесут пользу именно им, чтобы потом результат поставить себе в заслуги. Обратная сторона медали – любой новый человек, который в рамках той же «Единой России» приходит на смену, должен в рамках этого короткого промежутка времени доказать другим, что он лучше предыдущего. То есть сразу меняется команда, появляются новые проекты… И из-за этого длинные горизонты в стратегических целях плохо воспринимаются властью. Соответственно, тяжело на них выделять ресурсы. Между тем, в городе есть сообщества, условные краеведы: Федосеев, Досков, Жабкин, также фотографы, мамы с детьми, спортсмены – просто огромное количество людей, которые так или иначе объединены в сообщества. Персональный состав этого сообщества может меняться, но интересы и приоритеты остаются стабильными. Именно организованные и тесно взаимодействующие между собой городские сообщества должны контролировать развитие в направлении достижения долгосрочных целей, а с другой стороны, удерживать власть от принятия странных, сиюминутных решений. Представим, что мэром назначат меня, а я, поскольку не пью спиртного, вдруг начну говорить, что надо закрыть все винные магазины, то меня сразу должны остановить, сказав: «Ты чего это? Минуточку! Мы тут живем, это наш город, у нас свои представления о том, что тут должно быть, а чего быть не должно…»

– Как президент и конгресс…

– Ну, да, наверное. Для этого мы, горожане, должны сформулировать некие представления о городе, в котором хотели бы жить. Мы это сделали, когда нас пригласили участвовать в разработке стратегии развития Саратова до 2030 года. Здесь за этим столом собрались люди и сформулировали несколько тезисов. На мой взгляд, они очень удачны. Например: 40 минут до Крытого рынка из любой точки города. Цель должна быть измерима, а не просто слова. И обязательно должны быть цифры для того, чтобы понять, приблизился ты к ней или нет или же вовсе удаляешься. Это если говорить про транспортную доступность. Или вот еще один очень удачный тезис: 5 или 10 минут пешком до ближайшего парка или сквера. Вот мы хотим жить в таком городе. Измеряемые это цифры? Да, конечно. И если мы хотим построить что-то еще, то мы должны прикинуть, приближает нас это к намеченной цели или нет. Приближает? — Отлично. Нет? — Извините, так не пойдет. Что такое нормальный работающий проект? Это когда бизнес зарабатываетденьги, у горожан деревья не вырубают, а власть никому не мешает. До этого далеко. Просто мысли о том, как должно работать гражданское общество и для чего оно собственно нужно…

Александр Ермишин

– Давайте на время отойдем от города и его проблем. Любите ли Вы читать? Что Вы любите читать? Что можете посоветовать прочесть?

– Тут будет мой позор, потому что у меня всегда была в школе 5 по литературе, но я никогда ничего не читал из школьной программы. Все мои «пятерки» – за то, что я читал критику на произведения. Наверное, в этом есть некая вина моего учителя по литературе. Ну, не привила, что называется, любви к чтению… Я в детстве читал Жюля Верна, Фенимора Купера и др. А сейчас читаю Пелевина. Точнее не читаю, а слушаю в машине аудиокниги, когда куда-нибудь еду. Вот этот автор мне очень нравится, и его я бы рекомендовал Вам почитать. А если конкретно, то очень рекомендовал бы для понимания что происходит сейчас, его роман «S.N.U.F.F». Не знаю, правда, легко ли его читать… Я вообще физик по первому образованию. И когда учился в универе, проходил курсы техники скорочтения. То есть читаю «по диагонали», схватывая суть, а потому художественные произведения мне читать тяжело, там же многое в нюансах. А вот услышать – нормально.

– Какая музыка Вам нравится?

– О, это отличный вопрос! Я слушаю рок, и только русский. Просто не слушаю музыку, в которой непонятно, о чем поют. А потому очень уважаю Бориса Борисовича, Андрея Вадимовича и т. д. Если радио, то только «Наше радио». К классике я равнодушен. Музыка должна быть со словами. Из иностранной все-таки могу послушать DireStraits. Но лучше все же наш рок.

– Есть ли у Вас в Саратове любимые места, где проводите время с удовольствием?

– Мне нравится мой дом. Вот уже 10 лет я живу в коттедже, который сам себе построил. Конечно, строил его не я, но построили его по нашему с женой проекту. А все остальное во дворе я делаю своими руками, в том числе и баню: от самого фундамента и до отделки. Я люблю работать руками больше, чем языком. Хотя в это, наверно, сложно поверить.

– После «Том СойерФест» верю.

– Мой двор – как раз то место, где больше всего люблю отдыхать, я с огромным удовольствием провожу время именно там. Если вспомнить прошлую жизнь, не такую активную, как сейчас, я ужасно любил (сейчас тоже люблю) рыбалку. Я – рыбак. А потому природа, костер, река – это тоже отличное для меня времяпрепровождение. Я не люблю, как бы смешно это ни звучало для некоего лидера общественного движения, мест, где много людей. Люди все портят.)))Поэтому же я не люблю Москву, и метро меня просто давит. Чем меньше людей, тем лучше. А потому парки, скверы, лес на «Кумыске» для меня гораздо лучше, чем проспект Кирова или набережная. Хотя Волга – это отдельная история. Я прожил в студгородке, и за нашим домом были поля Юго-Востока… Мы там катались на лыжах, велосипедах. Это был некий природный оазис, который наложил отпечаток на мое дальнейшее восприятие.

– В последнее время Саратов все чаще называют культурной столицей. Прокомментируйте это.

– Есть такой мем, что Саратов – культурная столица. Я думаю, тут ноги растут из того, сколько талантливых людей родила земля саратовская и продолжает порождать. К сожалению, многие из них реализовались за пределами города, и это еще одна «головная боль» нашего общественного движения. Обидно. Мы заинтересованы в том, чтобы появлялись реальные положительные примеры того, как можно реализовать себя и у нас.

– Чтобы не было оттока мозгов?

– Да. Конечно, если есть у тебя талант к ядерной физике, наверное, тебе лучше ехать в Дубну, например. Но если тебе просто хочется заниматься бизнесом, то работай здесь. Это реально возможно.

– Те же врачи, учителя…

– Да, конечно. Вы спросили, что я читаю, но почему-то не спросили, хожу ли я в кино или театры. Так вот, я не люблю ходить в театры и кино. Я далекий от культуры человек. Мне кажется это странным – сидеть полтора часа и смотреть… лучше бы я что-то полезное за это время сделал. Поэтому про культуру пусть Гриша Гришин говорит.

– Ваши пожелания саратовцам и читателям моего блога.

– Друзья, давайте верить в свои силы! Все в наших руках. От нас зависит, если не все, то очень многое. И я сейчас говорю не только о теории «малых дел» у себя. И благосостояние, и благоустройство, и развитие нашего города в самом широком смысле слова – в первую очередь, все зависит от нас. Ситуация, когда решение о развитии города и финансы приходят извне – временная. Мы работаем над тем, чтобы это закончилось как можно раньше. А потому…айда с нами!

Я ничуть не жалею, что встретился с этим интереснейшим человеком и взял у него интервью! Александр действительно болеет всей душой за наш любимый город. А, как известно, любви много не бывает. Мне жаль, что он не прошел в Областную Думу, как и его умные товарищи, которые смогли бы принести городу пользу. Тем не менее, Александр верит в светлое будущее Саратова. Возможно, когда-нибудь я смогу быть полезен в том или ином его проекте. А пока… Давайте продолжать любить свой город не только на словах, но и совершая реальные поступки, как это делает Александр Ермишин со своими коллегами и друзьями!

(с) фото и интервью Алексей Досков